Connect with us

Политика

Рада планує посилити відповідальність пішоходів за порушення ПДР — Украинские новости


Первое, о чем хочется сказать, когда речь идет о визите украинских чиновников в Берлин 2 июня, — это состав и «объемы» делегации. Это – знак

Два ключевых министра в правительстве любого государства — иностранных дел и обороны, Дмитрий Кулеба и Андрей Таран, вице-премьер и министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников, глава Офиса президента Украины Андрей Ермак — это, пожалуй, беспрецедентный дипломатический десант в истории внешних отношений Украины. С немецкой стороны соответствующие лица — министр иностранных дел Хайко Маас, министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр, внешнеполитический советник канцлера Германии Ян Гекер. Все это впечатляет, убеждает и дарит надежду. Но насколько этот аванс оправдан первыми итогами визита?

Про его цели Дмитрий Кулеба написал в соцсети: на повестке дня деоккупация ОРДЛО и Крыма; предоставление Украине статуса участника Программы расширенных возможностей НАТО, европейская интеграция Украины во время председательства Германии в Совете ЕС во втором полугодии 2020 года… То есть первый и ключевой позитив: речь не только о «Минске». Очень важно, что в терминах «деоккупации» упомянут и Крым, и вместе с ОРДЛО — это то, чего раньше Украина на таком уровне никогда не заявляла.

Программу расширенных возможностей НАТО еще называют «членством в Альянсе без членства» — то есть, это уже о полной совместимости стандартов и подходов. Кстати, здесь речь идет о получении Украиной статуса в НАТО, который уже имеет, например, Грузия — тоже постсоветская, тоже с оккупированными Россией территориями. Так почему не для Украины? И еще важно, что эта тема обсуждалась в пакете с тем же исполнением «минских договоренностей» — то есть это весомая демонстрация намерений как для Украины, так и для Германии.

Еще важная деталь, точнее, фон: первая иностранная делегация в Берлине после начала карантина была не украинская, а российская. И это был принципиально другой уровень и антураж: заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак, без подходов к прессе. 13 мая посланник Путина прибыл в Берлин для обсуждения ситуации на востоке Украины. По итогам прозвучали лишь сухие комментарии Козака российской прессе: «Консультации в Берлине дадут дополнительный импульс для интенсификации переговоров по Донбасса».

Наконец, напрашивается еще один деликатный вопрос: чем можно объяснить некоторую «отстраненность» от участия в этих процессах еще одного полноправного участника «Нормандского формата» — Франции? Неужели «особые отношения» между президентом Макроном и Путиным зашли так далеко, что Украина уже не может считать Францию ​​своей союзницей в отражении российской агрессии?

БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ КОЛИЧЕСТВО УКРАИНСКИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ В БЕРЛИНЕ УСИЛИВАЕТ ИХ СТАТУС

«С точки зрения переговоров, которые у нас были раньше по Нормандии — это, действительно, беспрецедентно. Обычно, ранее происходили контакты между представителями лидеров стран, например, в формате четырех, где согласовывали документы, повестка дня и тому подобное. Но чтобы такие визиты…», — комментирует Укринформа политолог Владимир Фесенко. Ничего подобного он вспомнить не может. Ни во времена Петра Порошенко, ни сейчас.

«На мой взгляд, это положительная тенденция. И очень хорошо, что глава ОПГ Андрей Ермак учитывает критику, которая не раз звучала в его адрес, что он, мол, не привлекает к переговорам профессиональных дипломатов, монополизировал переговорный процесс, переведя его в закрытый режим. — говорит Фесенко. — И такой подход к переговорам — более содержательный и более мощный. И по любому вопросу. К примеру, разведения войск и прекращения огня — пожалуйста, министр обороны, расскажите нашим немецким друзьям в чем проблема. Или есть проблема с тем, что в Минске мы что-то предлагаем, но нас не хотят слушать — вот, господин Резников, информируйте, что там и как». По мнению политолога, это усиливает статус делегации не только в официальном плане, но и содержательном.

Глава ОПУ враховує критику,
Глава ОПУ учитывает критику

Но есть другой важный момент. Такая серьезная делегация едет в Берлин для того, чтобы обсуждать дальнейшие сценарии. «Процесс, как видим, зашел в очередной тупик. Но президент Зеленский не хочет с этим мириться. По некоторой информации, немцы хотят получить от Украины понимание того, какими могут быть альтернативные вариант, если не удастся договориться в ближайшие месяцы о реализации «Минска» в классическом варианте», — отмечает эксперт.

Что касается прогнозов, то, говорит Фесенко, он не питал и не питает чрезмерных надежд услышать по факту берлинского визита какие-то сенсационніе идеи и выводы. «Их не будет. Даже если о чем-то и договорятся, то вряд ли это выдадут на публику», — убеждает он. И подчеркивает, что главная цель этого визита — подготовка к возможному не раньше осени Берлинскому саммиту лидеров «нормандской четверки».

«Уже несколько месяцев наблюдалась тенденция, когда Украина пыталась усилить уровень представительства на переговорах. Сначала была инициатива расширить нашу делегацию ТКГ в Минске. Судя по нервной реакции РФ, это был шаг как раз позитивный для Украины. Мы таким образом проявили готовность говорить по не только по чисто политическому, военному, гуманитарному, но и, с другой стороны, категорически выступили против представителей так называемых «ДНР» и «ЛНР», — подчеркивает политолог Игорь Рейтерович.

Это очень важный момент, наши западные партнеры весьма позитивно восприняли то, что Украина инициировала расширение, говорит политолог. «Поэтому визит в Берлин я бы рассматривал только в этом контексте. Продолжается политика на усиление дипломатической составляющей, политика на расширение как количественного, так и качественного состава делегации, что должно подтвердить один простой тезис: Украина к переговорам готова, но есть одна страна, которая постоянно их срывает, нивелирует все те усилия, которые мы делаем в контексте «Минска», и эта страна — Российская Федерация, — отмечает Рейтерович. — Но как долго удастся играть в такую ​​игру — вопрос. Однако здесь, повторюсь, больше позитива, чем негатива. По крайней мере, это не нас обвиняют в срыве каких-то договоренностей. Кроме, конечно, РФ, на которую мы особо не обращаем внимания. Однако, важнее для нас позиция тандема «Париж-Берлин».

Об «отстраненности» Франции, эксперты выразили похожие соображения. Мол, во Франции на повестке дня сейчас другие проблемы: тяжелые последствия эпидемии коронавируса, ухудшение экономической ситуации и т.п. «Макрону сейчас не до нас. Думаю, что он несколько разочаровался в своих возможностях выступить в роли основного коммуникатора, а потому Германия снова вернула себе это первенство. Конечно, немцы делают это менее «пиарно», зато — более бюрократически. Однако, думаю, что этой «бюрократии» сейчас как раз и не хватает», — отметил Игорь Рейтерович.

А Владимир Фесенко добавил: «Так уж исторически сложилось, что ключевую роль в переговорном процессе играет именно Германия, выполняет роль посредника между Украиной и РФ. И именно поэтому в Германию в мае приезжал Козак, а сейчас — украинская делегация».

ПО ИТОГАМ БРИФИНГА КУЛЕБЫ И МААСА: ЧТО БЫЛО И НЕ БЫЛО СКАЗАНО

По сообщениям пресс-службы украинского МИД, стороны уделили особое внимание совместным усилиям для достижения мира на Донбассе, а также договорились продолжить активные контакты в нормандском формате на уровне министров иностранных дел. Дмитрий Кулеба отметил, что Германия является ключевым партнером Украины в противодействии агрессии РФ.

«Мы ищем решение для продвижения вперед в мирном урегулировании на Донбассе, но Украина не пойдет на пересечение красных линий в вопросах безопасности, суверенитета и территориальной целостности. Благодарен немецким партнерам за понимание чувствительности этой ситуации», — заявил Дмитрий Кулеба, добавив, что уже скоро состоится очередной такой разговор, на котором будут обсуждаться решения, способные принести мир на Донбасс.

Говорили и о Крыме — это особенно важно. «Глобальным элементом нашей работы по приближению неизбежной деоккупации Крыму должно стать определение формата, в котором она будет обсуждаться с нашими международными партнерами. Вопрос Крыма всегда будет приоритетным для меня как министра иностранных дел, пока полуостров не вернется в состав Украины», — сказал Дмитрий Кулеба.

А дальше — Кулеба и Маас вышли к журналистам. И все обратили внимание, что министры между собой перешли на «ты». А то, что было и не было сказано во время брифинга — оценили наши эксперты.

Кулеба і Маас вийшли до журналістів
Кулеба и Маас вышли к журналистам

«По большому счету брифинг состоял из протокольных заявлений. Конкретики было мало. Несмотря на то, лично мне — понравилось», — комментирует Игорь Рейтерович. Приятной неожиданностью стало то, что отдельно упомянули о Крыме. «Честно говоря, о Крыме уже давно не упоминалось. А тут получается, что наша делегация повысила ставки и об этом заявила», — говорит политолог.

Не забыли о том, что именно Германия следующие полгода будет играть главную роль в Совете Европы. Соответственно, вопросы евроатлантической интеграции Украины будут находиться в фокусе, подчеркивает Рейтерович. «И это также большой позитив. От украинской делегации прозвучало, что мы от этого никоим образом не откажемся, а от немецкой — будем поддерживать движение в этом направлении», — добавил он.

Что не прозвучало? К сожалению, мы не услышали серьезной критики Российской Федерации, акцентирует политолог. Кроме, собственно, каких-то общих моментов. «Но господин Кулеба должен был бы вспомнить о непонятных маневрах оккупационных войск, нарастании огневой активности — обстрелах, провокациях и тому подобном. Когда мы об этом отмалчиваемся, то наших партнеров в значительной мере это успокаивает. Они думают, что на Донбассе идет «холодная война». Однако на самом деле там горячая фаза», — напоминает Рейтерович.

Что услышим теперь? Эксперт считает, что РФ отреагирует традиционно. «Сначала Кремль будет пытаться повысить ставки — провокациями, грубыми заявлениями, но потом … Им же придется садиться за стол переговоров и соглашаться на некоторые предложения украинской стороны. Вариантов нет. Когда мы многое предлагаем — надо как-то реагировать. Потому что когда все видят полное неприятие, ну, тут идиотами выглядит не мы, а — Россия».

Что касается сказанного Дмитрием Кулебой о недопустимости пересечения «красных линий». С одной стороны, говорит Рейтерович, это слова для внутреннего потребителя — украинцев, которые были недовольны некоторыми предыдущими шагами, инициативами. А с другой стороны — этот тезис неплохо прозвучал и для наших партнеров. «Мы еще раз заявили о готовности к широким компромиссам (когда Кулеба сказал это, его немецкий коллега Маас начал расправлять плечи, улыбаться), но эти компромиссы все-таки имеют «красные линии». Наши партнеры должны четко понимать, что мы не можем и не будем делать так, чтобы всем было хорошо, а нам — плохо», — подытожил Игорь Рейтерович.

«Как прогнозировалось, ничего сенсационного. Впрочем, несколько моментов все же отмечу. Во-первых, украинская сторона должна детально объяснить немцам (с конкретными фактами, цифрами, материалами), почему не удается выполнять «парижские договоренности». А, во-вторых, обсудить сценарий дальнейших действий. Безусловно, никто раскрывать сейчас подробности сценария не захочет. Здесь, как правило, ведется кулуарная работа. И только после этого можно заявлять о каких-то решениях», — утверждает Владимир Фесенко.

В общем, говорит политолог, речь идет о политических сигналах. Мол, за проведением саммита «нормандской четверки» в Берлине работают, никто от него не отказывается. «В этом заинтересована и Германия, так как они будут хозяевами. И для них важно, чтобы все прошло результативно, — отмечает эксперт, — Но подтвердилось и ожидание, что в ближайшее время саммит вряд ли состоится. Формально — из-за эпидемии коронавируса. Сейчас, как правило, все подобные форумы откладывают на осень. Пока без даты, но в течение ближайших месяцев все же попытаются частично выйти на определенный выполнения «Париж». Удастся или нет — увидим». По мнению Фесенко, для Германии важно провести этот саммит в 2020 году еще и потому, что они будут председательствовать в Евросоюзе во второй половине года. Им нужны результаты. И прекращение войны на востоке Украины — один из приоритетов, убеждает он.

Еще один важный сигнал — помощь Украине в проведении реформ. «Напомню, что недавно состоялся разговор глав правительств — немецкого и украинского. Думаю, Германия понимает, что сейчас все находятся в сложной ситуации, но Украина… Наш экономический фундамент не такой крепкий, как в ЕС, а потому — мы нуждаемся в помощи. И этот сигнал от Германии, которая, повторюсь, вскоре будет председательствовать в ЕС, и, вообще, является наиболее влиятельной страной Европы — очень важный», — резюмировал Владимир Фесенко.

Мирослав Лискович. Киев

Comments

Новости